Золотодобывающую отрасль на Дальнем Востоке лихорадит. Особенно сложная ситуация образовалась при добыче россыпного золота. Несовершенство законов, произвол некомпетентных чиновников не дают старателям возможности спокойно работать. Особенно острые споры возникли вокруг добычи на техногенных месторождениях.

После того как накануне промывочного сезона 2017 года агентство «Роснедра» запретило работу старателей методом разведочно-эксплуатационных полигонов (РЭП), артели начали борьбу за право на законных основаниях добывать золото на техногенных россыпях. Запрет, который большинство золотодобытчиков считают, мягко говоря, неправомерным, поставил под угрозу выполнение в регионах годовых планов добычи золота (более половины его добывается именно на техногенке), а артели — на грань краха. Так что отступать старателям было некуда. Особенно активно «боевые действия» развернулись на Колыме, где золотодобыча — практически единственная отрасль производства. В конце концов Роснедра издали временное положение о работе методом ОПР (опытно-промышленная разработка). Но в полной мере это проблему не решило. Обо всем этом в своем письме врио губернатора Магаданской области С. К. Носову рассказал хорошо известный на Колыме геолог Виктор Потириди. Мы приводим его полностью, поскольку в письме обозначены самые важные для старателей проблемы.


maxresdefault

Уважаемый Сергей Константинович!

Хотим Вас проинформировать о некоторых проблемах россыпной золотодобычи в нашей области. Это только их часть, есть еще мелкие, но неприятные моменты по оформлению документации.

1. Получение лицензий на право пользования недрами.

Время между подачей заявки на участок недр и выставлением его на аукцион на сайте «Торги...» составляет в среднем 2 года и больше. Такое положение дел не дает возможности предприятию решать вопросы дальнейшего направления работ на перспективу, не говоря уже о том, что предприятие может просто перестать существовать, в том числе и по причине отсутствия земель. Поэтому время между подачей заявки и выставлением участка на аукцион необходимо сократить до полугода.

2. Получили лицензию. Если на месторождении имеются прогнозные ресурсы, то первым пунктом в лицензионном соглашении стоит проведение геологоразведочных работ. При этом законодателя не интересует, а есть ли необходимость в этих работах. Начинаешь смотреть материалы и видишь, что месторождение неоднократно разведывалось в разные годы, на отдельных участках был подсчитан прирост, на других нет. Но на участках, где подсчитать запасы не удалось, числятся прогнозные ресурсы. Вот эти интервалы, а также участки на продлении россыпи по простиранию, мы и обязаны еще раз разведать. Но ведь подсчитать запасы на этих интервалах не получилось в свое время не потому, что на них были некачественно проведены работы, а потому, что строение россыпи такое — прерывистое. И сколько ни бури, другого результата не будет. Промышленного золота там нет. Зачем нас заставляют, за наши же деньги, полученные в банке под немалый процент, проводить бессмысленные и ненужные работы — составлять проекты ГРР, платить за проведение экспертизы проекта, организовывать и проводить эти работы, ежеквар­тально отчитываться о них, а в конце еще составлять отчет с подсчетом запасов или отчет информационный.

А не проведешь работы — штраф 300 тыс. и реальная перспектива остаться без лицензии.

Не думаем, что законодатель считает, что золото — это вроде морковки в огороде, подождал немножко, и снова можно провести ГРР и Клондайк открыть. Наверное, нет. Но чем обосновано наличие этого пункта в законе? Непонятно. Значит, это кому-то выгодно?

Наше мнение: проводить или не проводить геологоразведочные работы предприятие должно решать самостоятельно. Если специалисты предприятия видят в этом смысл, если есть действительно слабо разведанные участки, если есть шанс получить прирост запасов, то пусть проводят. Если нет, то и не надо ерундой заниматься. Это их деньги, это земля, приобретенная на аукционе за немалые средства, которые еще надо окупить, и их ответственность перед банком. И никто не должен заставлять вкладываться в бессмысленные работы.

И в нашем понимании, наличие пункта в законе о первоочередном проведении ГРР является дискриминацией предприятия, т.к. не оставляет ему выбора и вынуждает проводить работы ненужные и затратные, как с материальной точки зрения, так и с технической.

Чтобы исправить такую ситуацию, необходимо внести изменения в Закон «О недрах» в той части, где предусмотрено опережающее геологическое изучение недр перед добычей.

Еще один момент, который требует разрешения. В соответствии со ст. 36.1 Закона «О недрах», «извлекаемое полезное ископаемое в результате проведения работ по геологическому изучению недр, предусмотренному проектной документацией, не переходит в частную собственность пользователя недр и не может быть им реализовано третьим лицам». Это таким образом нас пытаются промотивировать на проведение ГРР?

Данную статью необходимо отменить.

3. Особая статья — техногенка.

Геологоразведочные работы по техногенному комплексу предлагается проводить траншейным способом, который подразумевает незначительный объем промывки перед полигонами и, соответственно, значительно снижает достоверность проведенных работ.

А на каком основании нас заставляют проводить ГРР техногенного комплекса, в формировании которого никакие геологические процессы не участвовали, методами, применяемыми для целиковых площадей, где есть закономерность в распределении металла и на основании которой разработаны все методы геологоразведки? Почему не учитываются работы и опыт предшественников? Например, в «Методических указаниях по подсчету запасов золота и олова в россыпях» (Магадан, 1979 год) на стр. 88 сказано, что «…для подсчета запасов торфов, галечных, гале-эфельных отвалов разведуют и опробуют 20—40 % отвалов каждого года в отдельности. Полученные средние содержания распространяют на остальные отвалы соответствующего года складирования». То есть промой примерно половину и узнаешь, сколько осталось золота в гале и эфелях. Зачем городить огород?

Кроме того, «техногенные» месторождения уже прошли все стадии геологоразведочных работ, предусмотренных «Временным положением о порядке проведения геологоразведочных работ по этапам и стадиям (ТПИ)», утверждены МПР РФ от 03.02.1998 года № 16-р. В соответствии с этим, на техногенных россыпях проводится завершающая стадия геологоразведочных работ — эксплуатационная разведка, которая, согласно пункту 4.2.3, включает в себя «...проходку специальных разведочных выработок», в нашем понимании — разведочных полигонов.

Но в любом случае, проводить или нет ГРР должно решать предприятие.

Еще одна проблема техногенки — до настоящего времени нет четкого определения, что является техногенным комплексом. Некоторые подразумевают под этим исключительно отходы добычи и связанных с ней перерабатывающих производств (скопления минеральных образований, горных масс, жидкостей и смесей, находящихся в отвалах, эфелях, терриконах и т. д.) (из Проекта внесения изменений в Закон «О недрах»).

А как же недоработки плотика, борта полигонов, недоработанные внутриблоковые целики? Это что, не техногенка? По мнению многих руководителей, так и есть. И уже были прецеденты, когда при согласовании проектов ОПР, разработанных в соответствии с «Временными рекомендациями...», принятыми в 2017 году, в согласовании проекта было отказано на том основании, что в него были включены работы по опробованию целиковых частей бортов полигонов, внутриблоковые целики. Считаем такой подход в принципе неверным. Отработанное на 75—80 % месторождение должно полностью квалифицироваться как техногенное и включать в себя и недоработанный плотик, и бортовые и внутриблоковые целики и гале-эфельные и торфяные отвалы. И в уже упомянутых мною «Указаниях» на стр. 87 такое определение есть, там сказано: «Запасы техногенных месторождений — это запасы в галечных, эфельных, гале-эфельных и торфяных отвалах, бортовых и внутриконтурных целиках, в недоработках по плотику». Кроме того, «Методические рекомендации по применению Классификации запасов месторождений и прогнозных ресурсов твердых полезных ископаемых № 37-р от 05.06.2007 года также дают определение техногенки, которое звучит так: «...с определенной долей условности к техногенным россыпям можно отнести остаточные целиковые части месторождения, частично или полностью погребенные под отвалами (хвостами) предшествующих отработок, состоящие из бортовых, внутриконтурных, недоработанных участков первичной россыпи и охранных целиков... Условием отнесения «остаточных» россыпей к техногенному типу служит соотношение запасов полезного компонента в целиковых участках месторождения и отвалах».

Почему этого руководители в упор не хотят видеть?

Проведение ГРР по техногенному комплексу также должно проводиться на основании принятия такого решения самим предприятием, когда в таких работах есть необходимость, есть материальные и технические возможности. А если такой необходимости нет, предприятие должно иметь возможность работать по принципу предпринимательского риска, составив соответствующий проект на отработку техногенного месторождения.

По оценке наших специалистов-геологов, увеличение минерально-сырьевой базы в россыпях в Магаданской области за счет открытия новых участков практически невозможно. Вся территория в достаточной степени исследована и разведана. На месторождениях, где ведутся добычные работы, и на тех, что находятся в госрезерве, степень изученности такая, что проведение еще каких-то геологоразведочных работ — занятие бесперспективное. Поэтому единственным способом удержания золотодобычи на достигнутом уровне считаем введение упрощенной системы получения и продления лицензий для участков недр, включающих техногенный комплекс и остаточные целиковые забалансовые запасы. Это тем более актуально, что балансовые запасы области постоянно истощаются, восполнение их не происходит по известным причинам, а значительное количество золота из россыпей добывается из техногенного комплекса.

Все это позволит оперативно вводить такие месторождения в эксплуатацию на основе предпринимательского риска, уменьшит бюрократическую нагрузку на предприятия и, возможно, сделает их привлекательными для инвестирования.

Но нам взамен предлагают упрощенную систему подсчета запасов техногенного комплекса, при которой любое полученное в результате ГРР среднее содержание можно оценить как балансовое, и на этом основании провести подсчет запасов по категории С2. Это что же за балансы такие получатся, кондиции которых подгоняются под нужный результат? Сколько предприятий, столько и кондиций? В этом, конечно, есть и положительный момент, если предприятие собирается поставить на баланс утвержденные запасы. А если предприятию этого делать нет необходимости? А поставив их на баланс, в случае сдачи лицензии, эти, с позволения сказать, «запасы», будут числиться за месторождением и при следующем аукционе за них еще и платить придется? Такие «кондиции» полностью дискредитируют само понятие «балансовые запасы» и делают ГРР бессмысленными. Зачем тогда тратить время на проведение ГРР, если результат будет в любом случае такой, какой необходим предприятию либо для сохранения лицензии, либо для ведения добычных работ — положительный, с постановкой запасов на баланс?

Почему, в таком случае, не начать сразу с добычи, а кондиции будут определяться в процессе работ по простой методике: окупились затраты на отработку запланированной площади, значит, кондиции нормальные и можно двигаться дальше, не окупились — ищем другое место. В этом случае не надо тратить время на составление проектов ГРР, проведение работ, составление отчетов и постановку запасов на баланс, составление технического проекта, разработку проекта горного отвода, согласование плана развития горных работ и т.д. На это года два уходит. А как предприятию в этот период кредит отдавать?

Еще один момент в этом процессе «подсчета запасов».

Техногенные месторождения отрабатывались в разные годы при разных технических и технологических возможностях. Полученный положительный результат даже по нескольким полигонам не дает гарантии, что и после проведения подсчета запасов по фактам отмыва разведполигонов, результат будет аналогичным и по остальной части техногенного комплекса. То есть в сам подсчет закладываются некорректные данные, а значит, и результат будет некорректным, при котором полученные результаты не будут соответствовать действительности. А при такой ситуации основной принцип работы — это предпринимательский риск! То есть проводи разведку и ставь «запасы» на баланс, не проводи разведку — работать предприятие будет в любом случае на свой страх и риск.

Наши предложения по работе на техногенных месторождениях следующие:

  1. Продлить «Временные рекомендации по подготовке проектов ОПР техногенных (ранее нарушенных добычей) объектов россыпного золота» до внесения необходимых изменений в Закон РФ «О недрах», в соответствии с нашими предложениями.
  2. Техногенные россыпи и участки предоставлять недропользователям без проведения аукционов и конкурсов, на основании рассмотрения заявок предприятий комиссиями с участием представителей Роснедра и органов исполнительной власти.
  3. Разрешить недропользователям проводить добычу драгоценных металлов из техногенных россыпей в границах предоставленного лицензией горного отвода, без геологического изучения недр и установления кондиций.
  4. Запасы техногенных россыпей ставить на оперативный учет по результатам их отработки и списывать по завершении работ.
  5. Отменить требования проведения государственной экспертизы техногенных запасов.
  6. Упростить процедуру продления лицензий на недра на отработанные месторождения для освоения техногенных запасов.
  7. Продление срока действия лицензий на недра проводить без привязки к наличию балансовых запасов на месторождении, по факту ведения добычных работ и сдаче золота.
  8. Разработать упрощенное положение о применении нулевой ставки НДПИ при отработке техногенных месторождений, либо установить единую минимальную ставку для всех типов месторождений.

9.Снизить процентные ставки по кредитам для горнодобывающих предприятий Магаданской области.

  1. Внести изменения в Закон РФ «О недрах», в котором должно быть определение «техногенная россыпь» (либо иное название для месторождений, полностью отработанных и не содержащих балансовые запасы либо отработанных более чем на 70 %), подразумевающее под собой не только остаточно отвальный комплекс, а полностью участок месторождения в границах предварительного горного отвода.

С уважением, геолог Потириди Виктор Федорович от имени 20 действующих предприятий Магаданской области

P.S.

В Магаданской области проживает около 150 тыс. человек, из них на золотодобыче работает 6—8 тыс. вместе с работниками, занятыми на рудных месторождениях. Тем не менее горная отрасль считается в области основной. При этом почти 100 % предприятий, занятых на россыпной золотодобыче, являются предприятиями малого и среднего бизнеса. В чем заключается и есть ли вообще программа помощи золотодобывающим предприятиям в Магаданской области? При уменьшении запасов россыпного золота, ухудшении кондиций и горно-технических условий отрабатываемых месторождений, рентабельность предприятий стремится к нолю. Такое положение вещей долго продолжаться не может. Если не принять срочных мер, в том числе и наших предложений по работе с техногенными месторождениями и внесению изменений в Закон «О недрах», последствия будут самыми нежелательными.


goldmine

Когда верстался номер

В редакию от геолога В. Ф. Потириди пришли дополнения к его письму врио губернатора Магаданской области. Мы сочли, что они обязательно должны быть опубликованы.

Кроме того, возникает вопрос — а на каком основании техногенные образования оцениваются по категории Р1? Если посмотреть инструкции и методические рекомендации, данной категорией оцениваются малоизученные площади и участки, где возможно дальнейшее проведение геологоразведочных работ с возможным переводом, в случае положительного результата, в более высокие категории и подсчет запасов.

Каким образом россыпное месторождение, на котором были проведены все стадии геологоразведки, получены и отработаны подсчитанные запасы, опять оказалось малоизученной территорией с прогнозами по категории Р1? Это что за карусель такая? Это месторождение скорее можно назвать переизученной территорией или как угодно по-другому, но отнести ее к малоизученной — это полный абсурд. Но если законодатель считает, что на данном участке еще есть перспектива получения драгметалла, давайте оценим ее по категории «Т» — техногенка, с правом работать на таких участках по принципу производственного риска, без оценки запасов, проведения ГРР и прочей ерунды, которая только затягивает процесс добычи золота а иногда и вообще не дает такой возможности в случае, если поставить запасы на баланс не удалось.

На территории Магаданской области есть большое количество месторождений, на которых после проведения добычных работ не числится ни запасов, ни прогнозов. Но люди хотят на них работать, они уверены, что там еще можно добыть 5, 10, 20 кг металла. Кому от этого было бы плохо, если бы они за свои деньги, не прося у государства ничего, кроме возможности поработать, оперативно получили бы лицензию с правом добычи золота на таких участках? Но лицензию на такие отработанные месторождения можно получить только литеры «БП». А это значит проведение сначала поисковых работ, потом геологоразведочных, потом подсчет запасов, сдача отчета и постановка их на баланс и т. д. и т. п. В общем необходимо пройти все стадии изучения, как на целиковой и действительно малоизученной территории.

Ощущение такое, что государству не драгметалл нужен, его больше устраивает придуманная чиновниками имитация бурной деятельности в виде проектов, экспертиз, отчетов, постановки на баланс типа «запасов» по техногенке и т. д. А то, что эти проекты ГРР по техногенке делаются по принуждению, а 99 % подсчетов так называемых «запасов» — это полная туфта, и делаются они по необходимости сохранить лицензию (или другим причинам), это никого не интересует. Но бумаги шевелятся! То есть мы еще и должны обеспечивать этих господ работой, и все это за свои же деньги».


IMG 3728

От себя лично

Нас 70 лет учили строить коммунизм, и мы его успешно построили. Но не для всех. А только для тех, кто получал спецзарплаты, спецпенсии, спецдачи, спецмашины, спецквартиры, спецсанатории и т. д. и т. п. Остальные «строители светлого будущего», при всех положительных моментах существовавшего строя, жили по принципу — сюда не ходи, это не смотри, это не читай, а об этом… даже не думай!

Теперь мы вроде как строим капитализм (или что строим, объяснили бы толком, а то одни декларации). И глядя на зарплаты руководителей и топ-менеджеров госкорпораций в миллиарды рублей в год, а также декларации чиновников в десятки и сотни миллионов рублей в год, жены у многих из которых еще и оказались выдающимися руководителями бизнеса, понимаешь: мы на правильном пути и рады за них! Но складывается такое ощущение, что нас опять забыли с собой взять, теперь уже в светлое наступившее капиталистическое будущее.

Все, кому не лень, руководят нами, указываю,т как и где нам работать и что делать в первую очередь, а что потом, наказывают за непослушание и невыполнение и т.д. При этом никто ничего бесплатно нам не дал, работаем на свои деньги и под свою ответственность, и на каком основании суются в наши дела — непонятно. Наверное, они это делают из лучших побуждений, как они считают. Но лучше бы они этого не делали. Предприятие ведь не враг себе, и специалисты у нас не суворовские и военные училища заканчивали (при всем уважении к данным заведениям), а институты и университеты по профилю, по которому и работают и стаж у них по 20—35 лет. Чиновникам бы поучиться у наших специалистов, или хотя бы спросить их мнения перед принятием решения.

Мы ведь многого не требуем. Примите адекватные и понятные законы, дайте людям нормально работать, а не заниматься имитацией бурной деятельности, и при этом чувствовать, что мы опять кому-то чего-то должны и перед кем-то виноваты. Мы тоже хотим жить богато и успешно, раз появилась такая возможность.

И последнее. Когда прилетаешь в г. Магадан, видишь большой баннер, на котором написано «Магадан — золотое сердце Колымы». Так вот, по сугубо моему восприятию происходящего, сердце это, по крайней мере того, что касается россыпей, находится в предынфарктном состоянии. И если сейчас не принять «терапевтических» мер, потом потребуются «хирургические». Со всеми вытекающими последствиями.

В. Ф. Потириди


5806376

В положенные сроки геологу пришел ответ от врио губернатора. Поблагодарив Виктора Федоровича за активную гражданскую позицию, Сергей Константинович по пунк­там дал ответы, которые ничего не решают и решить не могут. Установление правил недропользования — прерогатива федеральной власти.

Что касается вопроса о помощи золотодобывающим предприятиям, то врио руководителя региона перечислил несколько программ, в которых теоретически могли бы участвовать золотодобытчики. Но практически для артелей это вряд ли возможно.

А вот проект поправок в Закон «О недрах», разработанный властями и руководителями артелей, мы публикуем полностью.

Федеральный закон (проект, предлагаемый Магаданской областной думой)
«О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О недрах» (в части добычи полезных ископаемых из техногенных россыпей)

Внести в Закон Российской Федерации от 21 февраля 1992 года № 2395-1 «О недрах» (в редакции Федерального закона от 3 марта 1995 года № 27-ФЗ) (Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1992, № 16, ст. 834; Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, № 10, ст. 823; 1999, № 7, ст. 879; 2000, № 2, ст. 141; 2001, № 33, ст. 3429; 2002, № 22, ст. 2026; 2004, № 35, ст. 3607; 2009, № 1, ст. 17; 2009, № 52 (1 ч.), ст. 6450) следующие изменения:

1. Пункт 3 статьи 10.1 дополнить абзацем восьмым следующего содержания:

«для добычи полезных ископаемых из техногенных россыпей, за исключением недр на участках недр федерального значения;».

2. Дополнить статьей 19.2 следующего содержания:

«Статья 19.2 Добыча полезных ископаемых из техногенных россыпей.

Техногенными россыпями считаются скопления минеральных образований, горных масс, жидкостей и смесей, содержащих полезные ископаемые, являющиеся отходами горнодобывающих и обогатительных производств, находящиеся в отвалах, эфелях, терриконах, прудах-накопителях, разливах и иных специальных формах, а также оставленные (потерянные) в транспортных системах, запасы в галечных, эфельных, гале-эфельных и торфяных отвалах, бортовых и внутрикарьерных целиках, в недоработках по плотику. Также к техногенным россыпям относятся остаточные целиковые части месторождения, частично или полностью погребенные под отвалами (хвостами) предшествующих отработок, состоящие из бортовых, внутриконтурных, недоработанных участков первичной россыпи и охранных целиков.

Для добычи полезных ископаемых из техногенных россыпей подается заявка в федеральный орган управления государственным фондом недр или его территориальный орган.

Право пользования техногенными россыпями для добычи полезных ископаемых предоставляется на основании решения комиссии, образуемой федеральным органом управления государственным фондом недр, в состав которой в обязательном порядке включаются представители органов исполнительной власти соответствующего субъекта Российской Федерации.

Порядок рассмотрения заявок на получение права пользования техногенными россыпями для добычи полезных ископаемых устанавливается федеральным органом управления государственным фондом недр.

Основаниями для отказа в рассмотрении заявок на право пользования техногенными россыпями для добычи полезных ископаемых являются следующие обстоятельства:

1) указанный в заявке участок недр предоставлен в пользование иным лицам;

2) указанный в заявке участок недр включен в установленном порядке в перечень участков недр, предлагаемых для предоставления в пользование юридическим лицам.

При добыче полезных ископаемых из техногенных россыпей уплачивается разовый платеж за пользование недрами при наступлении определенных событий, оговоренных в лицензии в соответствии со статьей 40 настоящего Закона, а также налоги и сборы, установленные в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах».

3. Часть первую статьи 22 дополнить пунктом 8 следующего содержания: «8) проводить без дополнительного геологического изу­чения недр добычу полезных ископаемых из техногенных россыпей в границах горного отвода, предоставленного в соответствии с лицензией.».

4. В пункте 4 части первой статьи 23 после слов «государственный учет запасов полезных ископаемых» добавить слова «(за исключением техногенных россыпей)».

5. Часть вторую статьи 29 дополнить словами: «, а также добычи полезных ископаемых из техногенных россыпей в соответствии со статьей 19.2 настоящего Закона.».