Генеральный директор ООО «Артель старателей «Шахтёр» Владимир Иванович Руппель.

Про богатство чукотской земли издавна ходят легенды. Здесь собрана чуть ли не вся таблица Менделеева, но пока единственная промышленная отрасль Чукотского автономного округа — золотодобыча. Сегодня добывается лишь малая толика того, чем так щедро наградила Чукотку природа. Все эти богатства еще ждут своего часа, а пока несколько крупных ГОКов, работающих на рудном золоте, и около 15 артелей, занятых на россыпных месторождениях, пополняют золотой запас страны. И лидирует среди россыпников, безусловно, ООО «Артель старателей «Шахтёр». Предприятие без преувеличения можно назвать уникальным, поскольку золото здесь добывают очень редким в наши дни подземным способом. И добывают ежегодно не менее 600 килограммов.

Артелью уже 28 лет руководит ее основатель Владимир Иванович Руппель. Нынешний год стал для него юбилейным — 12 июня исполнилось ровно 40 лет с того дня, как он впервые ступил на чукотскую землю. И с тех пор Чукотка стала для него второй родиной, которую он полюбил всем сердцем, а золотодобыча — делом всей жизни. А начиналась артель «Шахтёр» в очень непростое время и в очень сложных условиях.

Образована она была в 1990 году как производственный участок Полярнинского ГОКа, входящего в объединение «Северовостокзолото». Легендарное СВЗ, которое начиная с 1958 года было крупнейшим в Советском Союзе, по сути, государством в государстве, к тому времени доживало свои последние дни. Глубочайший экономический и политический кризис, разразившийся в начале 90-х годов, изменил все. А в 1991 году Советский Союз прекратил свое существование, и однажды граждане нашей страны проснулись в другом государстве.

Как было выжить артели? Обрушилось все — привычная и налаженная система снабжения, плановая экономика, а ничего нового взамен не появилось. Один за другим исчезали горно-обогатительные комбинаты, закрывались горняцкие поселки, специалисты массово уезжали в центральные регионы России в поисках лучшей доли, теперь каждый был сам за себя.

Сегодня понятно, что решающую роль в сохранении артели сыграл именно ее генеральный директор. Владимир Иванович Руппель сумел в условиях экономического хаоса не просто сохранить костяк коллектива, производство, технику, но и добиться вполне приличных результатов. Это было тем более сложно, что в начале 90-х годов цена золота на Лондонской бирже, по курсу которой теперь металл у старателей покупал Центробанк России, стала падать и в 1997—1998 годах установилась на рекордно низком уровне — 60 рублей за грамм. Это была действительно экстремальная ситуация, но артель устояла.

Как говорится, беда не приходит одна — в 1995 году сгорела производственная база артели. Не успели старатели оправиться от этой потери, как подоспел дефолт 1998 года со всеми вытекающими последствиями. Но Владимир Иванович был не один, к этому времени он сумел сформировать небольшой, но по-настоящему профессиональный коллектив. Это были люди, безусловно преданные своему делу, настоящие старатели, так что выживали все вместе.

А потом забрезжил свет в конце тоннеля — с начала 2000-х годов стала расти цена на золото, проводились аукционы, где можно было приобрести лицензию на право разработки участков недр. Артель «Шахтёр» активно в них участвовала, выигрывала лицензии на месторождения, а начиная с 2007 года началось активное техническое перевооружение артели. К настоящему времени проведена полная модернизация производства, на подземных работах используется самая современная техника лучших производителей — Atlas Copco, Sandvik и других.

О результатах проделанной работы лучше всего говорят цифры: в 1996 году было добыто 60 килограммов золота, в 1999-м — 130, в 2001-м — 400, в 2003 году — 500 килограммов драгоценного металла. Начиная с 2012 года добыча составляет порядка 600 килограммов.

shahta

Артель «Шахтёр» добывает золото в Иультинском районе Чукотского автономного округа по четырем лицензиям. Добыча ведется на двух участках — «Ленинградском» на месторождении в бассейне реки Рывеем и «Сквозном» на месторождениях Куствеемского россыпного узла. Базируется артель на участке «Ленинградский», где добывается основной объем золота — 400 килограммов в год.

На «Сквозном» и месторождение поменьше, и содержание не столь высокое, как на Рывееме, но в общем артель запасами обеспечена на десять лет вперед. Хотя намерена приобрести еще несколько лицензий, планирует принять участие в аукционах. Хотя на Чукотке они проводятся не часто — после того, как агентство «Роснедра» провело реорганизацию своих подразделений в стране, число сотрудников на местах резко сократилось, в ЧАО их осталось всего несколько человек, а подготовка аукциона требует обработки огромного количества документов.

Руководство артели уже довольно давно подало заявку на участие в аукционе, который должен состояться в нынешнем году. Интересующий «Шахтёр» участок находится за 300 километров от основной базы в сторону Певека, инфраструктуры, естественно, никакой. Дороги, ЛЭП — все придется строить самим, но оно того стоит. По предварительной информации, этот участок сможет давать порядка 200 килограммов золота в год, подсчитанные запасы составляют около 2,5 тонны металла, а это 12 лет работы. Если учесть, что при высоком профессиональном и техническом уровне геологоразведочного подразделения артели возможен прирост запасов, то эта лицензия становится еще более привлекательной.

Подземный способ добычи золота очень трудоемкий, не случайно в стране на «подземке» работают только три артели — «Шахтёр», еще одна артель на Чукотке и одно предприятие в Магаданской области. Вероятно, основной причиной того, что в Чукотском автономном округе свыше ста тонн россыпного золота находятся в Госрезерве невостребованными, является именно то, что их надо отрабатывать по преимуществу подземным способом. А это далеко не каждому золотодобывающему предприятию под силу.

У «Шахтёра» же изначально были россыпи, на которых добывать металл можно было только подземным способом. Золото здесь глубокого залегания, часто встречаются таликовые зоны, да и содержание для подземки довольно низкое — один грамм металла на кубометр горной массы. Конечно, те артели, которые работают открытым способом, о таких содержаниях могли бы только мечтать, но для «подземки» это мало — рентабельность в данном случае низкая, а производство очень капиталоемкое. Затраты практически можно приравнять к затратам на добычу рудного золота. Чтобы получить хороший результат, надо вложиться весьма значительно и в технику, и в трудовые ресурсы.

Многое зависит и от качества золотоносных песков. На участке «Ленинградский» золото чистое, зернистое, попадаются и самородки. Один фланг там вмещает больше глинистых песков, середина месторождения, в принципе, нормальная, а вот другой фланг расположен ближе к морю, так что там много илов и недостаточно устойчивая кровля. Но поскольку в артели весь процесс добычи механизирован, то эти обстоятельства нерешаемых проблем не создают.

Золотодобыча вообще зависит от очень многих факторов, не последний из которых — погодные условия, особенности климата. При подземном способе разработки месторождения зимой ведется добыча, а летом промывка. Артель «Шахтёр» приступает к добыче в конце сентября, а заканчивает в начале мая. В это время начинается затопление выработок, так что всю технику старатели демонтируют и поднимают на поверхность. Шахтёры уезжают отдыхать, а другие специалисты приезжают на промывку.

shahta2

Вот на этапе промывки и вступает в силу погодный фактор. Если температура поднимается выше нуля и начинается оттайка вечной мерзлоты, промприборы работают нормально, но если оттайки нет, на промывку они работать не могут. Но в артели все учтено, все обстоятельства просчитаны, так что простоев здесь не бывает — в это время проводятся работы по заготовке отвалов.

Дороги — извечная беда России, а на Чукотке беда — их практически полное отсутствие. Если в гораздо более обжитых районах центральной части страны расстояние в 100 или 200 километров легко преодолимо, то здесь это становится большой проблемой. А добыча золота требует постоянного сообщения с участками, подвоза грузов, продуктов для старателей, ГСМ, техники… Причем никакого оборудования для золотодобывающей промышленности на Чукотке не производится, все надо завозить с Большой Земли. Вот и идут грузы для «Шахтёра» со всей страны, и даже если промприборы куплены в Иркутске, они все равно пойдут сюда через Архангельск.

Спасает то, что два года назад артель построила портопункт на «Ленинградском» — ведь оттуда до Северного Ледовитого океана всего три километра. Разгружаются большие суда маленькими плашкоутами, и грузы отправляются дальше. Зимой, естественно, артель строит зимники, чтобы доставить то, что пришло летом, а если надо перевезти грузы в летний период, в дело вступают колесные вездеходы. Вот такая непростая логистика. Впрочем, золото нигде и никогда не дается легко, а особенно здесь, на Чукотке.

Как сказал один исследователь чукотской земли, ее недра изучены на штык лопаты. Если говорить о золоте, то здесь достаточно много богатых целиковых месторождений, которые ждут своего часа, но по разным причинам пока не востребованы.

Но основная проблема — поисковые работы. В советское время основные поиски велись в Билибинском районе. Месторождения коренного золота открывались незначительно, россыпей было найдено немного больше, но это все равно малая толика богатства чукотских недр. Тем более что, как уже говорилось, россыпи по преимуществу можно отрабатывать только подземным способом, а за это возьмется далеко не каждый.

Возникает вопрос — кто и когда будет разведывать чукотские недра? В прежние времена этим занималось исключительно государство, с наступлением эры рыночной экономики основная часть геологоразведочных работ выполняется на средства недропользователей. Но если те же россыпники еще согласны вкладывать свои деньги в геологоразведку, то поисковые работы практически никто не готов выполнять. Слишком рискованное это дело с точки зрения финансовых затрат, а они огромны. При этом будет ли найдено не то что месторождение, а хотя бы перспективная площадь, никому не известно.

Недропользователи едины в своем мнении — поисковые работы должно проводить государство за счет федерального бюджета. В принципе, деньги на эти цели всегда выделялись, но их становилось все меньше и меньше. А теперь появилась информация, что этот ручеек вскоре и вовсе иссякнет.

Как считает главный геолог артели старателей «Шахтёр» Владимир Игнатьевич Шустов, если государство не будет вести поисковые и геологоразведочные работы, то о новых месторождениях в Чукотском автономном округе можно забыть. Никто не сможет и не захочет вкладываться в поисковые, а затем в геологоразведочные работы, писать и утверждать несколько лет отчеты и проекты и за все платить, платить, платить.

Проблем в золотодобыче хватает. Далеко не все их возможно решить силами предприятия, но все же старатели, вкладывая все силы и душу в любимое дело, добиваются поставленной цели. И яркий этому пример — почти 30-летняя история артели «Шахтёр».

Ольга Глазунова