На вопросы недропользователей в этой рубрике журнала отвечает генеральный директор ЗАО «Центр юридической защиты предпринимателя» Елена Анатольевна Кедя. Свои вопросы читатели журнала могут присылать на e‑mail: ha‑Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. с пометкой «Вопрос юристу».

— Елена Анатольевна, многие руководители старательских артелей спрашивают: кто несет обязанность подтверждать «благонадежность» контрагентов предприятия? Налоговые органы требуют этого от налогоплательщика, с чем старатели соглашаются далеко не всегда.

— Рассмотрим вопрос шире. Принятие «входного» НДС налогоплательщиком к вычету по правилам, установленным ст.ст. 172, 174 ГК РФ, с учетом правовой природы данного налога влечет за собой снижение налоговой нагрузки налогоплательщика, уменьшая в соответствии со ст. 172 НК РФ сумму НДС, подлежащую уплате в бюджет.

По смыслу разъяснений, содержащихся в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 53 от 12 октября 2006 года, принятие НДС к вычету приводит к образованию налоговой выгоды, под которой понимается снижение налоговой нагрузки на налогоплательщика путем получения им льгот, вычетов, иных послаблений по налогам.

В этой связи Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в указанном выше постановлении отметил, что получение обоснованной налоговой выгоды может являться следствием только осуществления экономически оправданных и законных действий добросовестного налогоплательщика.

Нормативному регулированию налоговой выгоды посвящены положения ст. 54.1 НК РФ.

При этом, учитывая правовую природу налоговых вычетов по НДС, правомерность их принятия подлежит доказыванию именно налогоплательщиком, а документы, на которые ссылается налогоплательщик, должны отвечать предъявляемым к ним требованиям и достоверно свидетельствовать об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает налоговые последствия (определение Верховного Суда РФ от 23 января 2017 года № 309‑КГ16‑18860, постановления Арбитражного суда ДВО от 9 июля 2018 года № Ф03‑1992/2018, от 28 июля 2016 года № Ф03‑3193/2016).

Однако и налоговый орган не освобождается от обязанности доказать обстоятельства, которые могут свидетельствовать о невозможности осуществления спорных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг.

О необоснованности принятого к вычету «входного» НДС могут свидетельствовать следующие обстоятельства, оцениваемые, как правила, в совокупности и взаимной связи:

  • сомнительность контрагента (письмо ФНС России от 11.02.2010 № 3‑7‑07/84);
  • отсутствие связи осуществленных операций с реальной экономической целью деятельности (пп. 3 и 4 постановления № 53, постановление президиума ВАС РФ от 14.02.2012 № 12093/11);
  • фиктивность документов, оформленных на несуществующую сделку или сделку, подменяющую собой реально осуществленную;
  • невозможность выполнения контрагентом операций, отраженных в документах (постановление ФАС Московского округа от 16.04.2010 № КА‑А40/3371‑10);
  • наличие в цепочке поставщиков фирм‑однодневок (письмо ФНС России от 24.07.2015 № ЕД‑4‑2/13005@);
  • использование налогоплательщиком схем, приводящих к искусственному формированию «входного» НДС.

Сомнительность контрагента выявляется налоговым органом с учетом следующих обстоятельств:

  • отсутствие у контрагента материально‑технической базы для поставки соответствующего товара, выполнения работ, указание услуг (отсутствие основных средств, а равно средств для доставки товара, складов, офисных помещений и т.д.);
  • отсутствие у контрагента необходимых трудовых ресурсов, в том числе в ситуации, когда лица, отраженные в документах контрагента, отрицают причастность к его деятельности;
  • номинальный директор, в том числе директор, не имеющий отношения к деятельности организации, либо директор, не отрицающий свое участие в организации, но не подтвердивший, в том числе и при допросе, проведенном налоговым органом, наличие у него сведений, дающих основание полагать о его реальном участии в деятельности организации;
  • регистрация контрагента по адресу массовой регистрации при отсутствии у последнего реальных офисных и / или производственных помещений, права на которые подтверждены не только формальными документами, но и реальным нахождением в них работников контрагента;
  • несдача контрагентом налоговой отчетности либо сдача ее в налоговые органы с минимальными показателями, не соответствующими реальному движению денежных по расчетным счетам контрагента (наличие низкого уровня налоговой нагрузки и рентабельности);
  • разнохарактерные платежи по расчетным счетам контрагента, не позволяющие определить основной вид деятельности контрагента;
  • транзитный характер движения денежных средств по расчетным счетам контрагента;
  • наличие признаков обналичивания денежных средств, поступавших на расчетные счета контрагента;
  • мигрирующий характер контрагента;
  • отсутствие общедоступных сведений о деятельности контрагента (отсутствует реклама на свои услуги, нет сайта, нет информации в СМИ);
  • использование в операциях сомнительного контрагента в качестве посредника и участие посредника в операциях по покупке товара, который производится (заготавливается) лицами, не являющимися плательщиками НДС.

Данные признаки, позволяющие сделать вывод о «сомнительности» контрагента, то есть о том, что обязательство по сделке (операции) исполнено не лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону, не являются исчерпывающими.

Изложенные выше признаки являются наиболее часто выявляемыми при хозяйственных операциях, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды, наглядно свидетельствующими о направленности созданного формального документооборота на необоснованное уменьшение налоговой базы, в том числе и по НДС.

При этом налоговый орган, проводя налоговую проверку, не ограничен в установлении обстоятельств, свидетельствующих о сомнительности контрагента, фиктивности оформленных от его имени хозяйственных операций. Современные информационные системы, позволяющие анализировать большие массивы данных, имеющиеся в распоряжении налогового органа, дают последнему возможность эффективно выявлять подобного рода контрагентов и хозяйственные операции с их участием.

Как отмечается в судебной практике, налогоплательщик, выбирая контрагента для осуществления хозяйственных операций, должен по условиям гражданского оборота действовать добросовестно, проявляя должную осмотрительность (п. 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 53 от 12 октября 2006 года).

Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 апреля 2010 года № 18162/09, доказательством должной осмотрительности и осторожности служит не только представление стандартного перечня документов, но и обоснование мотивов выбора контрагента и пояснение обстоятельств заключения и исполнения договора с контрагентом.

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 мая 2010 года в постановлении № 15658/2009 отметил, что по условиям делового оборота при выборе контрагента субъектами предпринимательской деятельности оцениваются не только условия сделки и их коммерческая привлекательность, но также деловая репутация и платежеспособность контрагента, риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта.

При этом сам факт регистрации контрагента в Едином государственном реестре юридических лиц не является достаточным доказательством, свидетельствующим о реальности проводимых им хозяйственных операций; данная информация носит справочный характер и не характеризует контрагента как добросовестного, надеж­ного и стабильного участника хозяйственных взаимоотношений.

Налогоплательщик, не проявивший должную осмотрительность при выборе контрагента, принимает на себя риск негативных последствий в виде невозможности применить налоговую выгоду по документам от спорного контрагента, содержащих недостоверную информацию (постановление Арбитражного суда ДВО от 8 августа 2016 года № Ф03‑2862/2016).

Кроме того, зачастую налоговые органы, анализируя характер взаимоотношений между налогоплательщиком и «сомнительным» контрагентом, приходят к выводу о том, что налогоплательщик умышленно создал формальный документооборот, направленный на подтверждение налоговых вычетов в целях получения необоснованной налоговой выгоды. Данные действия влекут привлечение к налоговой ответственности по п. 3 ст. 122 НК РФ, то есть штраф в размере 40% от суммы недоимки, а также являются предпосылкой привлечения руководителя предприятия к уголовной ответственности.